Статьи

Узнай об окружающем мире больше

Национальный парк Кемери, основанный в 1997 году, всегда славился своим биоразнообразием и огромными площадями верховых болот. Здесь также есть тёмные ельники, луга, пастбища и даже песчаное Прибалтийское побережье. Одноимённый посёлок Кемери известен своими сероводородными источниками, как в Латвии, так и за рубежом. Кроме того парк находится всего в 50 км от Риги, что позволяет приехать сюда без больших затрат времени и денег. В парке множество природных троп, смотровых вышек и памятников Первой мировой войны.

Здесь можно не только полюбоваться великолепными ландшафтами, но и понаблюдать за редкими видами птиц и животных. На территории парка замечены такие редкие виды как орлан-белохвост, чёрный аист, рысь. Здесь обитают все известные в Латвии виды летучих мышей и огромное множество краснокнижных растений. Именно сюда было решено отправиться в одни из зимних выходных.

Очень часто друзья или родственники крутят пальцем у виска, когда узнают о наших планах и прогулках. Ехать куда-то прочь из города в дождливый осенний день, гулять по лесу в двадцатиградусный мороз и ещё получать от этого удовольствие. По современным нормам это нонсенс! Но на самом деле для того, чтобы увидеть красоту не обязательно ждать весну или солнечный день. Многие места прекрасны даже в самую хмурую и холодную погоду.

Сорок минут и мы уже были на месте. На полях зеленели зимующие побеги масленичной редьки. Эта культура быстро прижилась в Латвии, как замечательно средство для обогащения земли полезными веществами. На краю поля мышковала рыжая лисица. Чуть дальше через дорогу большими прыжками промчались четыре косули. Свернув на широкую грунтовку, мы быстро добрались до первой достопримечательности.

Луга Дундуру

Одним из интереснейших мест в национальном парке Кемери являются луга Дундару. В переводе с латышского «dundurs» означает слепень. И летом, уж поверьте, этих насекомых здесь не мало!

Проехав по грунтовой дорожке, я приблизилась к изгороди с электропастухом. А за ней прошлогоднюю траву щипали дикие лошади, польской породы коник, и могучие туры. Это искусственно выведенные потомки тех диких туров и тарпанов, которые много веков назад, лениво бродили по европейским землям. Они паслись в пойме реки Слампе, история которой поистине удивительна.

В начале IX века речка Слампе текла по влажным пойменным лугам, которые каждую весну уходили под воду. И вот, в целях получения новой сельскохозяйственной земли, в 1974 году провели мелиорацию лугов Дундури. В результате речку выпрямили, превратив в канал, чем нанесли огромный урон природе.

Когда вопросы охраны окружающей среды стали подниматься все чаще, решено было восстановить старое русло. Работы по так называемому ревайлдингу (rewilding) начались в 2005 году. Один из участков был полностью перерыт, и русло, из прямого глубокого канала, превратилась в мелководную извилистую речку. Проект увенчался успехом, экосистема реки успешно восстанавливается и развивается, по сей день. Весной речка, как ей и надлежит, выходит из берегов, затапливая окружающие пойменные луга и привлекая огромное количество перелётных и гнездящихся птиц.

Я наблюдала за животными, стоя на небольшом холмике-кургане. Внизу медленно жевали жвачку степенные черные быки и рогатые коровы. Ветер шевелил их длинную и тёплую зимнюю шерсть. Рядом с коровами паслись почти взрослые телята, которые ещё пугливо прятались за спинами своих матерей.

Чтобы понаблюдать за лошадьми пришлось переехать к смотровой вышке. Они старались держаться отдельно от коров. Могучие жеребцы иногда взбрыкивали и пускались в галоп по широкому вольеру. Отсутствие снега в этом году положительно сказалось на их жизни. Зимой тяжело искать пропитание в глубоких сугробах. А если искать пищу не нужно, остаётся много времени на игры.

Торфяные карьеры

Вообще Национальный парк Кемери является местом, где активно проводятся работы по восстановлению естественных экосистем. Так и на старых торфяных карьерах, где ранее активно велась добыча торфа, сейчас вновь восстановлена привычная экосистема болот.

Во второй половине XX века работы на карьерах решено было остановить, в связи с тем, что дальнейшая добыча торфа могла отрицательно сказаться на главном богатстве курорта Кемери – сероводородных источниках. Дело в том, что образование сероводорода происходит в глубине торфяных пластов. И если эти пласты удалить, сероводород перестанет обогащать воды многочисленных подземных ручейков.

Но даже после прерывания работ, территория карьеров была мало пригодна для жизни типичных обитателей болота. Система осушительных канав продолжала исправно выполнять свою функцию, а углубления, откуда брали торф, зияли черными трещинами среди безжизненного пейзажа. Осушённые земли стали постепенно зарастать лесом.

И тогда был составлен проект рекультивирования карьеров, приведённый в действие в 2006 году. С помощью создания искусственных дамб, уровень воды на болоте сильно повысили, и теперь её утечка была остановлена.

Людям активно помогали бобры, которым пришлись по душе новые водные массивы. Сейчас на карьерах появился сфагновый мох, который помогает образованию и дальнейшему развитию природного верхового болота. Кроме того здесь стали гнездится куликовые птицы – типичные обитатели естественных болот.

Мы оставили машину на небольшой стоянке у дороги. Дальше шли пешком по каменистой насыпи. Женщинам на каблуках здесь делать нечего! Даже в обычных ботинках стоило держать ухо востро. Нога то и дело пыталась подвернуться на крупных булыжниках.

По обе стороны дороги тянулось настоящее болото. Скрюченные сосенки и берёзки, ещё осенью залитые дождевой водой, бездонные коричневые озёра, свежие пеньки от сваленных бобрами деревьев. Вскоре слева открылись большие озера, на которых летом рыбаки ловят лоснящихся линей и карасиков.

Дорога закончилась, резко вильнув в сторону. Сбоку гремел поток воды, которая вытекала из основных озёр в канаву. Вода была ярко-коричневая и немного пахла серой. Дальше на горку взбиралась тропинка, и начинался сухой сосновый лес.

Большое Кемерское болото

Следующим пунктом программы стала тропа через Большое верховое болото. Она является одним из самых интересных и посещаемых мест национального парка. К сожалению, в течении нескольких лет тропа была закрыта на реставрацию. Но в августе 2013 года её вновь открыли для посетителей.

Издревле болото считалось опасным местом, и не зря. Слой торфа на верховых болотах может достигать толщины 8 м. В засушливые годы высохший торф способен воспламениться от малейшей искры и впоследствии тлеть в течении нескольких месяцев, образуя пустые полости, куда легко провалиться незнающему человеку. Во влажные же сезоны торф размягчается и становится вязким. Порой по весне, нога глубоко проваливается вниз, не находя опоры.

Здесь же есть возможность полюбоваться красотами болота без риска для жизни. Мы легко шли по широким и прочным мосткам, которые ещё белели новизной оструганного дерева. Кругом рядами тянулись болотные озерца и чахлые сосенки. Где-то посреди тропы на пейзаж можно было полюбоваться с приземистой деревянной вышки. День выдался ветреным, и долго стоять на высоте было сложно. Пришлось спускаться и в скором темпе двигаться дальше.

Прибрежные озера Слокас и Каниерес

Мелкие прибрежные озера осенью и по весне привлекают перелётных птиц, которые останавливаются здесь на отдых. На озере Каниерас находится гнездовая колония большого баклана. Её можно наблюдать со смотровой вышки на юго-восточной стороне озера. Правда, сейчас бакланы отдыхают в тёплых краях, поэтому решено было эту достопримечательность пропустить.

Возле озера Слокас также имеется смотровая вышка и тропа, рассказывающая посетителям о разных типах леса. Сюда мы приехали уже в сумерках. Нас встретил сильный запах тухлых яиц. Почти у самой воды из-под земли вытекал один из многочисленных сероводородных источников. Все дно этого ручейка покрывал жёлтый налёт серы. Мы поднялись на вышку и немного полюбовались пустынной панорамой. Очередной раз вспомнилось жаркое и богатое жизнью лето. А сейчас над озером слышен был только сухой шелест тростника.

Тропа Купскалну

Последним местом посещения стала небольшая тропинка на берег Рижского залива. Сюда мы приехали уже в полной темноте. От небольшой стоянки по деревянным мосткам мы дошли до самого берега моря, на котором до сих пор можно было разглядеть остатки старого мола.

Мостки пересекали речушку Силиню, которая, из тихой и широкой заводи, превращалась здесь в звонкий ручеёк, втекающий в море. Ветер у моря ещё больше усилился и пробирал до костей. Вдалеке блестели огоньки. А нам нужно было двигаться в сторону дома. Прогулка получилась замечательно, не смотря на не слишком подходящую погоду!