Статьи

Узнай об окружающем мире больше

В поездки мы ездим с моим мужем Антоном, который будучи по профессии инженер-программист, сполна освоил технику полевых исследований, познакомившись со мной. В поездки мы обычно выбираемся на нашем красном коньке – форде. Не смотрите, что он такой маленький. Он пройдет там, где другой джип застрянет. А если вдруг он застрянет, нам вполне по силам попросту его выкатить.

За медведями по Латвии

В этом году у Латвийской науки подошла очередь исследовать медведей. Мишек, как вы понимаете у нас раз и обчелся, а тут деньги на исследования дает Европа, значит и места нужно исследовать только те, котрые Европа признала особо охраняемыми. В общем, предсказывая ваши вопросы, сразу скажу – по результатам исследований, проведенных в мае, в местах сети NATURA2000, обнаружено два медведя. Такая грустная статистика предстала передо мной…

Немного о биологии. В школе у нас одним из самых ругательных слов считалось – ботаник. Некоторые, особо одаренные личности считают, что каждый биолог это ботаник. А вот и нет. Приготовьте носовые платки, чтобы утирать слюни! Сейчас я вкратце опишу вам среднестатистические рабочие будни эколога. Жаркий летний день, птицы заливаются, солнышко блестит, до одури пахнет цветами на лугу. Вы на машине колесите по Латвии, останавливаясь на выбранных вами точках, проводя беглый осмотр. Например смотрите, есть ли под мостом или на дороге следы нужного вам зверя. Или вы сплавляетесь по реке на лодке, периодически осматривая тенистые островки. При этом никто не мешает вам осмотреть встреченные по дороге достопримечательности, искупаться в озере или заехать к друзьям. На ночь вы устраиваетесь у уютного костерка, вдали от шумных дорог. И при этом вам оплачивают бензин, карты, командировочные. А в конце месяца за прекрасно проведенное время платят зарплату. Ну как, офисные служащие, есть чему позавидовать? Конечно кроме плюсов везде имеются и минусы, но мы о них промолчим! :)

Так вот вернемся к медведям. За май месяц было сделано пять выездов и обследовано семь мест. Почему исследования велись именно в мае. Здесь попросту сошлись интересы. По идее, наивысшая активность у медведей наблюдается в момент, когда они выходят из берлоги после зимней спячки (примерно март-апрель). Тогда медведи в поясках корма наворачивают огромные круги. Но Европа сказала, что денег в апреле дать не может. Сошлись на первом оплачиваемом месяце – мае. Хоть по опыту скажу, в начале месяца еще что-то можно было насмотреть, в конце все заполонило бурным цветом весенних трав.

Ветреница дубравная (Anemone nemorosa)Яблоня домашняя (Malus domestica)

Первым местом осмотра был Национальный парк Гауя (22-23.04)

Это была так называемая льготная поездка. То есть я с великим энтузиазмом, присущим настоящему биологу за свои несчастные гроши поехала в экспедицию, потому как время катастрофически уходило.

Конечно же ничего интересного в НПГ не нашлось. Кругом только частная собственность. Кстати это один из очень неприятных моментов. Я за свою жизнь очень много проколесила дорог, так вот хуторяне и частные собственники это самый неприятный слой общества. Они считают Родину, по которой ходили мои деды и прадеды куском «за дорого купленной земли», они огораживают свою землю заборами, перекрывают дороги табличками и шлагбаумами. Они с высокомерным пренебрежением и злостью относятся к простым смертным, которые посмели сунуться на их Собственность. Почти в каждой экспедиции бывает момент, когда хочется иметь при себе пару Калашей и Катюшу. Они не могут понять одного – человеку не может принадлежать земля потому как он из праха вышел и в прах обратиться.

Озеро Дришкина

Ну не будем долго о грустном. Несмотря на тщетные попытки человека урвать побольше денег за счет того, что бескорыстно даровала природа, жизнь вокруг кипит. Деревья покрыты молодой еще нежно зеленой листвой, лиственные леса сплошь заросли белыми, желтыми и сиреневыми цветами. Все радуется теплу и спешит жить.

В парке народу совсем мало, видимо сезон еще не наступил, а быть может мы просто катаемся по не особо людным местечкам. Погода чудесная, светит солнышко. За день кроме множества маленьких дорожек, мы посетили и несколько любопытных местечек. Например озеро Дришкина. Маленькое симпатичное озерцо, легко доступное. Здесь есть скамеечки, место для костра. Можно остаться и на ночь. Сейчас там была только одна машина, но когда мы здесь были в прошлый раз, все заполоняли купальщики, рыболовы и просто праздно отдыхающие. Но это на любителя.

Памятник отряду Ковалева

Также мы нашли заброшенный памятник Герою Советского Союза Ковалеву М. В. И его команде. Памятник стоял на заросшей опушке, когда рядом был хутор. Но дом уже давно чернеет выбитыми окнами, а дорожка почти совсем заросла. Как странно наблюдать за тем, как коротка память человеческая. Ведь не так много времени прошло с тех пор, как отгремели последние взрывы Второй Мировой, а внуки уже совсем не помнят, каким жестоким трудом далась победа. Если бы знали наши деды, как бездарно внуки разбазарят кровью вырванную у врага землю, как они станут грызться между собой, ради денег и власти, опошляя и поганя память героев, быть может тогда опустились бы их руки и поникли головы. И хозяевами на земле стали бы фашисты, которые не пожалели ли бы никого, превратя своих бывших сторонников в рабов. Но деды наши не знали, а вот к счастью это или наоборот, не знаю…

Озеро Муйжниеку

Когда идешь по лесу, местами еще белыми кляксами лежит снег. Но талая вода бежит по земле звонкими ручейками. В светлом орешнике то тут, то там проглядывают из прошлогодней листвы рыжие медвежьи ушки - первые весенние грибы. На ровне со строчками, они съедобны и легко отличимы. Идя по молодым березовым зарослям, стоит только немного обломить веточку и начинает капать сладкий березовый сок, берёзкины слезки. На солнышке очень тепло. Но тепло это обманчиво, стоит только войти под тень леса, из низин веет ледяным дыханием зимы. В такое время легче всего простудиться, разомлев на полянке. После зимы особо приятно выбраться в оживший лес.

Ночевали мы около озера Муйжниеку, которое находится немного выше Лигатне. Озеро само по себе очень симпатичное. С высокими, довольно крутыми берегами. Правда никаких обустройств здесь не велось, зато один из берегов почти полностью вырубили. Мы поставили машину на опушке вырубки, возле темного ельничка. Ночью замечательно выспались под яркими весенними звездами и на мягком лесном мху.

Болото Судас

На следующий день решили проехаться к месту, которое считалось потенциальным местом нахождения медведя. Это небольшой аппендикс в низу парка Гауя – болото Судас. Оставив машину под ЛЭП, по вязким от жирной грязи дорогам дошли до болота. По дороге встретилась охотничья кормушка, где зимой подкармливают косулей, оленей и лосей. Вокруг на расстоянии метров 200-300 все было полностью покрыто толстым слоем помета этих копытных. Запашок был как в хлеву, повезло, что еще не так жарко.

Чуть дальше шли светлые орешниковые заросли, а дальше и само типичное высокое торфяное болото. Этот тип болот самый распространенный у нас в Латвии. Но медведя мы не нашли, да и администрация позже подтвердила, что в этом году его не встречали, возможно надоело ему оседлая жизнь. Так и вернулись домой ни с чем. Хотя нет, привезли с собой приятную тяжесть в ногах, позитивные эмоции и кучу грязной одежды!

В этот раз мы чисто официально, со всеми разрешениями и компенсациями, отправились на Гаую. Первый день также беспутно проездили, осматривая уже только болото Судас со всех возможных подходов. Ничего не найдя, решили поехать на другое место, где найти медведя шансов было больше. Так как время влажной весенний земли уходило, приходилось первым делом осматривать те места, где вероятность обитания косолапого была выше. Самым близким таким местом оказался лес Беяс, под Алуксне (Ну не смотрите вы таким глазами! Для биолога 200 км не расстояние).

ГНП – лес Бэяс (7-8.05)

На ночь мы остановились в лесу, не доезжая Алуксне. Лес был довольно глухим, несколько хуторов, да и те полу-жилые. Рядом небольшая лесная речушка. В общем все как надо. За 16 часов (вечер, ночь, утро) вдалеке был слышен шум лишь от одной проезжающей машины, да и тот в 10 часов утра! Тишина стояла поистине гробовая. Я такую редко где слышала. Ни самолетов, ни поездов. Будто ты попал в аномальную зону. Когда уже в темноте у костра сидели, даже мурашки по спине пробегали.

Глухарь (Tetrao urogallus)Кострище

На утро, я прогулялась по окрестностям. На правом берегу речушки рос хвойный лес, полный коричневых сморчков. На другом берегу бор сменялся ольшаником и смешанным лесом. Здесь дорог не было вовсе. Сама речушка была быстрая и говорливая. Вода в ней торфяная, окрашенная в ярко коричневый цвет. Но не смотря на это, пить ее можно было без особого вреда, как и любую проточную воду вдали от цивилизации.

Берёза повислая (Betula pendula)

Позавтракав, мы доехали до пункта назначения, где оставив машину, двинулись по пригоркам природного парка. В парке леса Бэяс много молодых кленовых лесов. На тот момент на них еще не было листьев и свет без затруднения струился, давая жизнь нижнему ярусу, состоящему из кислицы, ветреницы и синих перелесок.

Стволы лещины не росли по отдельности, а стояли плотной стеной. Кремово-серые, гладкие, они придавали лесу легкость и изысканность. Все это вокруг окаймляли прилежно скашиваемые поля и проселочные дорожки. В самом же парке ни дорог, ни людей не наблюдалось. Места здесь были сильно заросшие и трудно проходимые. На деревьях висели старые, еще советские птичьи домики.

Разрытый муравейник

Именно в этом красивом лесу нам повезло. На краю просеки, мы нашли первый знак, прибывания здесь медведя. Это был большущий разрытый муравейник. Кроме медведя, склонность к разорению муравейников, имеет также кабан, но здесь было ясно видно, как крупные куски хвои были отброшены на большое расстояние. Кабану с его относительно маленькими копытцами такое было бы не под силу. Муравейник разрыли еще в начале весны, когда было довольно холодно. Об этом свидетельствует то, что муравьи не смогли его восстановить. По видимому на улице стоял мороз и маленькие труженики попросту замерзли.

Довольные мы вернулись в машину уже в сумерках. Немного перекусили, отдохнули и двинули в сторону дома. Приехали поздно и тут же рухнули по кроватям.

Болото Лимшану (14-15.05)

Весна время не постоянное. Яркое солнышко сменили низкие плотные облака, но не смотря на погоду нас ждали новые рабочие выходные. На сей раз мы отправились в район реки Салаца – на болото Лимшану. Выехали мы довольно поздно. Приехали и стали собираться на ночевку. Нашли нелюдное местечко на левом берегу Салацы, на горочке и разбили палатки.

Лесная речкаСтарая мельница

Места здесь тоже очень красивые. Мы стояли на высоком отвесном склоне, внизу петлял приток Салацы. На нем раньше стояла мельница. Теперь старое здание зияет темными провалами окон, а речка свободно журчит по разрушенной дамбе. К мельнице с этой стороны идет высокий вал, котоорый по видимому держал дамбу и одновременно служил дорогой. С другой стороны к зданию также подходит дорожка. Все вокруг заброшено, даже хутор немного ниже по течению тоже совсем зарос.

С утра на лес опустился густой туман. Мы покушали, осмотрели старую мельницу и двинулись в путь. В парке, кроме нас жизнь кипела. Рыбнадзор бдительно смотрел, чтобы браконьеры не ловили идущего на нерест лосося и форель. Сейчас на Салаце жаркий сезон.

СалацаУтренний туман

Болото оказалось самым что ни на есть настоящим! На карте была обозначена лесная дорога, ведущая через топи. На деле дорога сама была жуткой топью. Стоило только встать на зеленый, ярко обозначенный колеями мох, ноги начинали быстро погружаться в трясину, не найдя опоры. Возможно летом здесь высыхает и пройти можно, но сейчас, пока воды в лесах много, нам приходилось пробираться по обочине. Благо здесь было немного лучше.

Кругом завалы, вода хлюпает. Дойдя по дороге до середины болта, мы решили срезать напрямую. Дорога-обманюшка шла по нижнему краю болота-парка, сейчас же мы намеревались идти в самый его центр. Болото и впрямь было словно взято из ужастика. Мертвые деревья, проваливающиеся кочки. Но и болото было по своему красиво. Весь ковер разноцветных мхов покрывали розовые андромеды и белые шарики пушистой осоки.

Завалы на дорогеБолото Лимшану

Зоны здесь, как и полагалось, не было. Но мы без особых приключений преодолели весь путь по так называемой просеке, которая была заметна только в лесу. Правда, под конец у меня жутко разболелось колено, которое я растянула зимой. Боль была такая, что хотело прыгать на одной ножке.

Наконец-то мы вышли на грунтовку. Она как стрела вела к нашей машине, по обе стороны, канавы заросли желтой калужницей и выглядели совсем по праздничному. На ровной поверхности боль поутихла и мы доковыляли до стоянки. Здесь первым делом мы наелись и напились, потому как по глупости ни то, ни другое, мы с собой ни взяли!

Оказалось, что и здесь медведя мы не нашли. Самое обидное было то, что вполне возможно он спал за бугорком, совсем рядом от нас! Но на моховом болоте почти не возможно отыскать следы и мы снова остались с носом.

Крусткалны и Тейчи (21-22.05)

Хочу признаться в своем грехе. Уже в третьей декаде мы отправились искать мишек в район Тейчи, но не знаю какая муха меня укусила! Я не знаю с какого бодуна решила, что нужно обследовать резерваты Тейчи и Крусткалны. Ну мы их и обследовали. Когда я вернулась домой, оказалось, что Михал Потапычей нужно было искать не в резервате Крусткалны, а на большом болоте Пелечаре, что находится под Тейчами. Вот так, даже эксперты могут ошибаться, но сейчас я стараюсь как могу загладить свою ошибку.

Резерват Крусткалну

Начали мы поездку с резервата Крусткалны. Места здесь были по истине обалденными! Горки, речки, озерца, не тронутые старые леса и полянки. Первым делом мы осмотрели все с огромной железной вышки. Она стояла на холме видимо еще с советских времен. Подниматься наверх было занятием не для слабонервных. Просвечивающиеся ступени вели вверх почти отвесно, как на простой лестнице, а железные перила только усугубляли дело. На верху было заметно как вышка качается. Но обо всем этом забылось, как только перед глазами открылись великолепные дали с блестящими озерами, зелеными лесами и лоскутами полей. Дух захватило от такой красоты. Рядом возвышались верхушки берез и елей. На елях красовались еще красные молодые шишки. Казалось из возможно достать рукой.

С горем пополам мы спустились, потому как спускаться было куда сложнее, чем подниматься. Задом ка по обычной лестницы не спустишься потому, как ступени широкие. А передом как по ступенькам сложно спускаться, потому как она слишком крутая. Далее мы заехали в глубь заповедника и пошли прогуливаться по небольшой каменистой дорожке. В этих местах видимо бушевали хорошие ветра, много деревьев сломаны или повалены. В некоторых местах завалы почти не проходимые.

Завалы после буриСтарый дуб

В лесу, близ хуторов нашли остатки старого фундамента, возле которого рос огромный вековой дуб. Он был настолько большой, что его с трудом смогли бы обхватить три человека. Одна его упавшая ветка было размером с целое дерево. На его ветвях с молодой листвой лежал слой мха, будто это были не ветки, а земля. Интересно сколько же лет этому исполину?

В лесу старую, дорогу почти забросили. Когда здесь все было обихожено. Видно, что уже большие ели растут ровными, посаженными рядами. Перебираясь через завалы и буреломы, мы вдруг вышли на совершенно волшебную полянку. Низенькая, словно скошенная травка, освещенная солнце. Расходящиеся от перекрестка дороги. Казалось эта полянка, как вековой дуб, осталась нетронутой уже несколько сотен лет.

Ночевали мы на озере Балтэзерс, между Крусткалнами и Тейчи. Сначало мы подъехали с той стороны, где дорога подходила вплотную к озеру. Здесь люди устроили отличное место отдыха – скамеечки, столик, место для костра. В небольшом заливчике купальня с березовой пирамидой для прыжков. Красота! И само озеро чистое и ухоженное.

Вышка на озере БалтэзерсОзеро Балтэзерс

Здесь пролегает череда холмов, которая еще тянется из резервата Крусткалны. Лес вокруг старый и особенный, но это не мешает его рубки. Пока мы добирались до озерца, вокруг простирались огромные вырубленные пространства, ну что же, здесь же заповедника нет! В этом году ЕС приказало повысить квоты на вырубку леса. Наше хитрое правительство все делает себе в выгоду. Знаете как у нас рисуют карты? Как лес обозначается все, кроме поля. Кусты вдоль обочины – лес, заросшая бурьяном вырубка с тремя деревьями – лес, заросшее ивняком поле – лес. А потом выдают союзу, мол у нас лес покрывает огромные площади, и те сразу же – значит развивайте экономику, рубите, рубите и еще раз рубите! Вот и рубят…

Прежде чем встать у дороги, решили объехать озеро. По маленькой колдобистой лесной дорожке доехали до другого берега. А здесь оказалось еще лучше. На горке столики с навесом, кострище, дрова под скамеечками. Красотища! Здесь и встали на ночь. Вечером каким-то чудом сюда приехала еще одна машина, но увидев, что место занято, развернулась и уехала.

Угли

Все бы хорошо, но весенние вечера, кроме гомона птиц, наполнены еще и заунывным жужжанием стай комаров. Находиться на бережку у костра было сложно, жужжащие твари стремились скушать нас живьем. Наконец они победили и мы еще засветло залезли спать в машину. Сон не заставил долго ждать.

Посреди ночи я проснулась от боли в спине. Спать на креслах в машине занятие не из приятных. Над озером светила полная луна, вторая луна светила из озера. Картина была поистине мистической. Вокруг было совсем светло. Окна покрылись конденсатом от дыхания, но стоило только их приоткрыть, сквозь самые малейшие щели начинали протискиваться ночные кровопийцы. Я перевернулась на другой бок и постаралась уснуть.

Вдруг за лесом показался свет. Что уже звучит как начало фантастического фильма? Ночь, луна, двое в лесу… Продолжение тоже как в фильме. Свет за лесом сделался ярче и довольно быстро, прочертив яркую полосу, пролетел через все небо за деревьями к горизонту. Через какое-то время послышался низкий далекий гул, продолжавшийся секунд 30-40. Я сразу подумала, что это болид, но на фоне того, что сегодня стойко обещали конец света, волосы на голове немного пошевелились. Самое интересное, что перед этим светопреставлением мы оба как по команде проснулись и видели все. Как после выяснилось, что болид наблюдали многие люди в Латвии и Эстонии.

Мысли о болиде и апокалипсисе не давали заснуть еще пару часов. Но уже под утро, когда начало светать, пришел целительный сон. Продрыхли мы часов до десяти, когда жаркое солнце поднялось над озером и начало нагревать машину.

Одуванчиковая дорога

Конечно же мы обсудили ночное происшествие, покушали, собрались и двинулись дальше к резервату Тейчи. Тейчи также является резерватом, закрытым для посещения. По обозначенным тропам туристы могут ходить лишь в сопровождении гида и в определенных месяцах. Сезон еще не настал и наша машина на стоянке была единственной. Мы решили пройтись по туристической тропе, которая переходила дальше в просеку.

Сразу стало заметно, что тропа давно не ремонтировлась. Везде были поваленные деревья. Доски местами прогнили, а местами погрузились в болотную воду. Здесь в Тейчи встречаются настоящие трясины и без знающего человека, ходить по болоту очень опасно. Прямо возле тропинки мы обнаружили следы кровавого пиршества. Туша большого копытного – лося или оленя, была полностью объедена волками. На мху осталось лишь бурое кровавое пятно. Запах падали ветер доносил уже издалека.

Но эта находка для биолога не является столь неприятной, как для простого человека. Смерть одного существа дала жизнь другим. Так происходит в природе каждый день. Жизнь кипит, бурлит. Создания рождаются и умирают, и от этого жизнь не теряет своей необычности и красоты.

В больших и малых болотных озерцах отражались корявые сосенки и цветущий багульник. Стаями проносились стрекозы и бабочки. Где-то вдалеке отсчитывала кому-то года кукушка. В небольшой канавке мы видили осторожного бобра, на озере от нас в разные стороны бросился орел и гоголи.

Озеро ИслиенаБолото ТэйчиБолотное отражение

С каждым новым шагом мостки тропинки становились все хуже. Наконец туристическая тропа переросла просто в просеку. По глупости мы не одели резиновых сапог и теперь как могли старались не замочить ног. Дорога становилась все более мокрой и заваленой деревьями. Наконец она вывела нас на другую сторону, к высокой смотровой вышке, которая в данный момент была закрыта. Жаль. Хотелось бы посмотреть на Тейчи с высоты птичьего полета.

Теперь нам предстоял длительный и изнурительный путь назад. Под жарким солнцем, идти по болоту было трудно. Пот стекал градом, а открытые участки тела уже изрядно покраснели. Наконец мы добрались до машины. Нашли ускользающий тенек под раскидистым деревом и, пообедав, двинулись к дому. Осмотреть весь резерват не удалось и мы решили оставить часть осмотра на июль, когда будет происходить второй этап исследований.

Последней нашей майской поездкой была поездка на Российскую границу. Где-то в районе обеда мы добрались до Виляки. Уже заранее было известно, что для нахождения в приграничной зоне нужно получить разрешение. В прошлый раз, когда мы ходили вблизи Карсавы, мы получали разрешения на закрытом пропускном пункте. Сейчас же мы отправились на открытый пропускной пункт, ведущий в сторону Пыталово.

Леса Вэцуму и болото Стомпаку (27-28.05)

Весеннее дерево

На месте нам сказали, что они не выдают разрешения, а мы должны обратиться в Пограничную службу в Виляке. Мы поехали туда. В свою очередь там нам сообщили, что разрешение делается минимум за три дня. Если же мы не хотим ждать, мы должны отправляться на погранзаставу, которая отвечает за определенную территорию и там сообщить о нашем нахождении в приграничной зоне.

Так как мы лица официальные, бюрократию пришлось блюсти. Доехали мы наконец до погранзаставы. И там нам оказали колоссальный прием. Во первых напоили чаем! Потом провели экскурсию по заставе. Оказалось погранцы живут великолепно и у меня начали закрадываться мысли о переквалификации. У них есть свой спортивный зал, сауна, столовая, комнаты отдыха и еще много помещений, каждое под свою нужду. Здание заставы довольно новое, со всеми европейскими удобствами. Люди приветливые. В общем прием и вправду был теплый!

Пограничники показали нам карты. Хотя до этого я купила последние издания 500-метровок этого края, оказалось, что они сильно устарели. Буквально пару лет назад вдоль всей российской границы проложили сеть широких, удобных дорог, которых нет пока даже на новых картах. Цель такого строительства – вырубка леса, но при желании на широких площадках, где предполагается разъезд лесовозов, можно вполне установить мобильный ракетный комплекс. Это так, лирическое отступление! :)

Лесная дорога

Пограничникам тоже интересно было с нами поболтать. Так вот за полчаса мы узнали, что медведя здесь видели многие. Командир части даже отправил одного из своих подчиненных, чтобы он показал нам место, последнего визита медведя. На месте пограничник показал нам, как именно выглядит граница. В данном месте это была утоптанная тропинка, где проходят рейды и яркая лента на деревьях.

Далее пограничник отправился по своим делам, а мы оставили машину и двинулись в поисках медвежьих следов. Решено было сделать круговой маршрут, километров на 10. Шли мы в основном по дорогам, где была возможность разглядеть след. Вокруг, возле самой границы попадались заброшенные домишки. В них даже еще были целы окна, потому как в здешних местах нет тусовок бравой молодежи. На такие дома было очень грустно смотреть, сразу перед глазами вставали видения времен, когда в здешних местах жизнь била ключом.

Под конец, уставшие мы шли и шутили, что след медведя найдем в 100 метрах не доходя машины. И что же вы думаете. Примерно за 100 метров не доходя машины… мы нашли след! Вот такая ирония. А стоило нам только, составить наш маршрут в обратную сторону, мы могли бы сэкономить кучу времени. След был свежий, поэтому сомнений в наличии медведей на данном участке у нас уже не было.

Пестрокрылка изменчивая (Araschnia levana)Купальница европейская (Trollius europaeus)

Закончив, мы отправились в следующее место. В приграничной зоне находился природный парк леса Вецуму, сейчас же мы ехали в местечко недалеко отсюда, в болота Стомпаку. Решено было остановиться на ночь в лесу, потому как более удачного места искать сил не было. Пошел дождь и день ходьбы давал о себе знать. Встали мы на пригорке, чуть дальше текла небольшая лесная речушка. Начали раскладываться. Поставили палатку, развели костер, разобрались, но сидеть не смогли. На нас напали полчища комаров. Их было столько, что казалось стаи слетались на свежую пищу со всего леса. Кушать даже в дыме от костра было не возможно, поэтому ритуал вечерних посиделок пришлось срочно сокращать. Уже в сумерках мы прошлись по направлению к речке. Помыли посуду и набрали воды. Нашли еще два заброшенных хутора.

Придя, мы сразу же залезли в палатку. Было очень сыро и душно. Я долго ворочалась, пока не почувствовала, что мне по спине кто-то ползет. Показала мужу, оказалось клещ. В течении следующего полчаса муж снял с меня штук 15 этих маленьких зловредных кровопийц. Пришлось в срочном порядке осматриваться, причем в тесной палатке, потому как из-за тонких стен доносилось зловещие жужжание. Наконец, после осмотра, мы вырубились до утра.

Лесозаготовка

Ночью тоже шел дождь. Было сыро от пота и конденсата, это перебивало нормальный сон. Утром мы проснулись, в скором темпе побросали вещи в багажник и уехали из этого рассадника насекомых. Кушать встали прямо в поле на подъезде к чьему-то хутора. Мимо проехал хозяин, смотря на нас с открытым ртом. А нам было все равно, мы с удовольствие кушали свой завтрак, обдуваемые ветерком, который уносил всех жужжалок подальше в лес.

Осмотр последнего в мае парка, ничего не дал. Вокруг в широком масштабе рубили и вывозили лес. В одном месте нам пришлось ждать около часа, пока лесовоз, занявший всю дорогу не погрузиться. Прямо рядом с вырубками начиналась территория болота Стомпаку. В само болото мы не сунулись, а вокруг следы также не обнаружились. Пришлось двинуть к дому. На сердце было не слишком приятно. Лесорубы вызывали отвращение, тело чесалось от укусов комаров, а мониторинг в этом месяце закончился. Единственное, что ободряло это ожидание июля, когда я снова буду большую часть времени проводить в лесу!